Меню
сайта

Жизнь после травмы спинного мозга
Реабилитация и социализация инвалидов

 

Борис Фертман

СТИХИ

ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ

Печаль росла.
По ком-то днем и ночью
Колокола
Гудели медной мощью.
В дому беда
Нежданная — воочью,
И навсегда
Былое счастье — в клочья.
Мозг перебит,
Сломался позвоночник,
И жизни нить
Порвалась на кусочки,
И, сокрушив,
Судьба дала отсрочку,
Сраженный жив —
И рано ставить точку...
Сентябрь 1986 г.

* * *
Сережки тополей,
Трезубцев зелень клейкая
На клене. Средь ветвей
Пичуги нежно тенькают.

А неба синева,
В озерах отраженная,
Дрожит, как тетива,
Стрелой освобожденная.

И гуси косяком
Над озером проносятся,
И хочется рывком,
Ползком за ними броситься.
2 мая 1986 г.

СВЕТ ДАЛЕКОГО ОКНА

Свет далекого окна
И зовет и греет.
На дворе уже весна
В черном небе, как блесна,
Густо звезды сеет.

Свет далекого окна,
Призрачного духа,
Информации полна
Световая та волна
От родного друга.

Свет далекого окна!
Ты — отрада взора.
Лучше всякого вина
Свет далекого окна –
В жизни мне опора.
20 марта 1986 г.

РУБАИ

Для тела радость — двигаться с утра,
Мышц напряженье — лучшая игра,
И наслажденье, душ приняв холодный,
Идти, ведь впереди ждет дел гора.

Достойную работу дай уму!
Познанье светом рассекает тьму!
Но если день прошел бесплодно, скучно,
То день пропал, возврата нет ему.

Беседе подари вечерний час,
Веселье, хмель и мысль царит у нас.
Счастливые часов не наблюдают.
За дружеской беседой день угас.

Любовным ласкам ночь принадлежит!
Не будь сурком, не спи, пока ты жив,
Держи любимую в объятьях крепче…
Потом глубокий сон заворожит.
Август 1982 г. Кемери

Лине

Без тебя мне давно бы каюк,
Точно мухе, попавшей в тенета,
Где ее уже песенка спета,
Вот он — шустрый мохнатый паук.

В полумраке маячит лицо
Той старухи босой и с косой,
Той, что тянет костлявой рукой,
Зазывает к себе с хрипотцой...

Но своею рукой отвела
Ты беду — старуху ту черную,
И душу мою непокорную,
Отогрев, ты любовью зажгла.

Без родных и умелых тех рук,
Так заботливых ночью и днем,
Я, как факел, сгорел бы огнем,
Без тебя мне давно бы каюк.
26 апреля 1987 г.

* * *

“Сначала морозы,
А следом метель” —
Такие прогнозы
Последних недель.
Космический холод —
Труба и пожар.
А в Грузии молот
Лавин. Будто шар
Сорвался с орбиты,
С осей и крейцкопф,
Рекорды побиты
Земных катастроф.
1 февраля 1987 г.

* * *

Бульдозером-то, сволочи,
Ох, и натворили,
Бульдозером-то, сволочи,
Липы повалили.
Стояли они, родные,
Двадцать лет подряд,
А сволочи природные
Их уложили в ряд.
1 февраля 1987 г.

ИГРА

Эх, начать бы сначала
И забить бы “козла”,
Если б молодость знала,
Не зашла бы с “аза”.

А зашла бы с “шестерки”,
Погуляла бы всласть,
Не скатилась бы с горки,
Обошла бы напасть.

Но нельзя ни на йоту
В прошлом что-то менять,
Коли был идиотом,
Бесполезно пенять.

В жизни глупость — сначала,
Ну, а мудрость — в конце.
Если б молодость знала,
Век ходила б в венце.
11 августа 1988 г.

У БАЛКОНА

Желтые огни, огни зеленые,
Сизый сумрак тающего дня,
И в весенних лужах отраженные
Черные столбы и тополя.

Тишина здесь, митингов не слышно,
Забастовки где-то далеко,
Но покой обманчив, как под крышкой
Закипевшее на печке молоко.

Век наш сумасшедший и жестокий,
“у народных слуг” все та же страсть,
Борются за власть — и в том истоки
Наших бед, а слугам власти сласть.

Никому из них уже не верю,
У балкона коротаю дни
И гляжу в распахнутые двери
На зеленые и желтые огни.
20, 24 марта 1991 г.

ОЖИДАНИЕ

Нет лучше месяца в году,
Я жду тюльпанный май,
Пробьются крокусы в саду,
И разразится, как в бреду,
В полях грачиный грай.

И будет вишенье в цвету,
Открою свой сарай,
В своей коляске на ходу,
С природой вечною в ладу,
Вкачу в зеленый рай.
3
апреля 1988 г.

ПРИШЕЛЬЦЫ

Снежинки резвые,
как рой, — из рая ли?
С седьмого неба? —
летят в ладонь.
Посланцы нежные
в руке истаяли,
Как детство милое,
как дивный сон.
Воспоминания —
сугробы памяти,
Но лишь коснешься их —
внутри огонь!
Несет аллюром их
в метельной замети
Воображение —
мой верный конь.
18 марта 1988 г.

* * *

В пучине подсознания
Цветут воспоминания...

Бесценное наследство —
Весенний ландыш детства,

И юности фиеста
Вся в поисках невесты,

Да молодости рейды,
Где страсть — лихой форейтор.

Потом одна больница.
Но мне она не снится.
5 июля 1987 г.

ЗИМОЙ

Кусочек неба, стены и окно.
Промышленный пейзаж с железною дорогой.
Хрустальный клен,
Чьи ветви я не трогал, —
Иного не дано.
24 декабря 1988 г.

ПОЕЗД ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ

Поезд дальнего следования,
Проплывая в ночи,
Вечно со мной беседуя,
Вместе с сердцем стучи.

И свет твоих окон ласков,
От тоски и от пут
Уносит мечтою сладкой
В дальний рельсовый путь...

Вспыхнет желтый огонь полустанка
И умрет навсегда,
Лишь до конечной стоянки
Все бегут провода.

Цветные зрачки семафоров
Не забудут сказать,
Кому лететь по просторам,
А кому подождать.

Провожать и встречать у вокзала
Не могу, не хочу,
Но как бы душа ни стенала —
За вагоном лечу.

И нет мне сна и покоя,
Вижу только перрон,
Возьми меня, дальний поезд,
Хоть в последний вагон.

...Отстучали по стыкам колеса,
И над рамой дверей
Алый свет и струится, и льется
Из глазниц фонарей.

Люблю тебя, ветер встречный,
И колес говорок,
Люблю простор бесконечный
Бесконечных дорог.
24, 25 августа, 25 ноября 1978 г.

ЗА ОКНОМ

Клен — зеленая рубашка,
Что, дурашка, лапу тянешь?
Шелестишь, зовешь, шаманишь —
И объятья нараспашку.

Старый друг и страж мой вечный,
Развлекаешь птичьим гамом,
Суетой в оконной раме
Шустрых воробьев беспечных.

Как в туннель, въезжает поезд
В крону, в гущу листьев звездных.
Не за мной ли? Стой! Серьезно,
Забери меня с собою.

Только как оставишь друга?
Мы с тобою неразлучны,
И зимою долгой, скучной
Окоем ты и округа.

А весною, мой проказник,
В будущих твоих листочках
И в набухших жизнью почках
Обещаешь новый праздник.
19 августа 1987 г.

ЭПИТАФИЯ ЗАБАЛКОННОМУ КЛЕНУ

Засох мой клен —
Ни почек, ни трезубцев,
Ни листьев краснопалых,
Ствол словно кол.

Прекрасен он
Бывал весной. Проснуться б,
Увидеть алый, шалый...
Но гол сокол.
31 октября 1991 г.

 Борис Фертман. Разорванный круг

 

Главная | Меню
© Жизнь после травмы спинного мозга