травма спинного мозга

Жизнь после травмы спинного мозга
Реабилитация инвалидов - колясочников

Меню
сайта

Саногенное мышление и здоровье

Юрий Орлов

Доктор философии Юрий Орлов называет способ мышления, которым пользуется большинство людей, патогенным. В противовес этому он предлагает другой способ, который получил название саногенное, или здоровое мышление.

Обиду можно разобрать на составные части, подобно игрушечному автомобилю, — считает Юрий Орлов. — Представим, — предложил он, — такую ситуацию: мать обиделась на сына за то, что тот ей соврал. Как рассуждает мать? Она считает, что она стольким пожертвовала ради своего сына. что он должен постоянно помнить об этом и беспрерывно выражать ей свою благодарность. А он взял и соврал ей. У сына же были какие-то свои причины для того, чтобы соврать. Он сделал это вовсе не для того, чтобы обидеть мать, а, может быть, совсем наоборот, для того, чтобы не причинять ей боль. Почему же обиделась мать? Она обиделась потому, что действия ее сына не соответствовали ее ожиданиям и прогнозам.

Обида всегда возникает из-за того, что наш прогноз поведения человека не соответствует его поведению в действительности. Но на чем основан этот прогноз? Конечно же, на нашем опыте общения с этим человеком. Нам кажется, что после добрых слов в адрес этого человека, после какого-то подарка или просто ласкового взгляда, он должен ответить тем же или расплатиться вдвойне, навсегда став доброжелательным и преданным другом. Иначе говоря, модель поведения другого человека выстраивается на основе моего представления об этом человеке.

Но ведь мое представление о нем не всегда совпадает с его представлением о самом себе. У человека есть собственная точка зрения. Но она во внимание мною не принимается. Более того, обижаясь на человека, я как бы исключаю даже вероятность того, что у него есть своя точка зрения, своя логика поступков, одним словом, индивидуальность.

Человек должен поступать так, как хочу я. Если он не делает этого, то я воспринимаю это как тяжелую обиду или даже оскорбление. Возникает желание компенсировать это чем-то — например, тоже обидеть этого человека или наказать его как-то. Чем тяжелее, по моим представлениям, обида, тем суровее должно быть наказание. Я хотел бы наказать его так, чтобы он запомнил это на всю жизнь, я хотел бы, чтобы он не общался со мной, не работал бы здесь, не жил бы здесь. Теперь уже не только один поступок, но вся его жизнь должна соответствовать моим представлениям.

А если я обижен не на одного человека? Ведь часто так и бывает: мы часто слышим: «он очень обидчивый», «она обиделась на весь свет». Если я нахожусь в таком состоянии, это значит, что я признаю лишь собственную точку зрения, не принимая в расчет, что у людей есть свой взгляд на проблему, — таким образом вариант компромисса для меня исключается. Мир должен быть устроен так, как приятно и удобно мне: поступки окружающих программируются моими ожиданиями, а если они не соответствуют моим планам, я обижаюсь. Такой эгоцентрический взгляд на жизнь неизбежно ведет к постоянному душевному дискомфорту, к разочарованию и неудовлетворенности жизнью.

Итак, если разложить обиду на составные части по методике профессора Орлова, то обнаружится, что состоит она из трех элементов:

1) мой прогноз поведения человека;
2) его реальное поведение;
3) несовпадение реального поведения с ожидаемым — моя неудовлетворенность.

Что же делать? Ведь невозможно же вообще не прогнозировать поведение человека, с которым общаешься.

Орлов полагает, что при прогнозировании чьих-то поступков не следует создавать для себя жесткую модель поведения этого человека, а стоит представить себе несколько вариантов того, как человек может поступить, и все эти варианты принять как вероятные. Только в этом случае прогноз может быть объективным, а разрыв между ожидаемым и свершившимся — минимальным. А значит, не будет и оснований для обид.

— Неужели вы ни на кого никогда не обижаетесь? — спросил я Орлова.

— Жизнь достаточно разнообразна, — ответил он. — Случаются ситуации, когда первой реакцией на неожиданный поступок становится гнев, который может вылиться в обиду. Но уже вторая реакция — размышление над происшедшим. Размыслив обиду, приходишь к выводу, что ожидания были чрезмерно жесткими, и они требуют корректировки. А когда видишь, что сам ошибся, то обижаться остается лишь на самого себя. Человек, который осознает это, никогда не обижается. Он становится неуязвим и уверенно идет к своей цели. Вот почему обидчивость — удел слабых, сильные люди — не обидчивы.

Орлов считает, что сделать себя таким помогает саногенное мышление. Это мышление более гибкое по сравнению с обычным. Дело в том, что саногенное мышление разрушает жесткие психические структуры. Жесткая психическая структура в случае обиды, например, может выражаться в прогнозировании только одной модели поведения. Такие структуры мешают адаптироваться к различным жизненным обстоятельствам. Следствием их, как правило, становится стресс. А стресс всегда связан с бурной реакцией организма и прежде всего с выбросом в кровь гормонов адреналина. Здесь есть и другой момент. Для нашего здоровья опасна не только первая реакция на чьи-то поступки, но и, может быть, еще в большей мере наши переживания, следующие за первой реакцией. Поэтому саногенное мышление — это прямой путь улучшить свое здоровье. Это подтверждает и мой журналистский опыт общения с долгожителями. Все они мыслят и ведут себя, по сути дела, саногенно. Возможно, это и стало одной из причин их долгожительства. А, может быть, мудрость пришла к ним с опытом лишь в глубокой старости? Но стоит ли ждать сто лет, чтобы обрести мудрость?

— Помогло ли вам саногенное мышление? — спросил я у Орлова.

— Да. Прежде я был человеком раздражительным, подверженным депрессии, тоске, страхам, робел в присутствии начальства. Овладев саногенным способом мышления, я избавился от этих свойств характера, доставлявших мне немало неприятностей. Обрел спокойствие, уравновешенность, доброжелательное отношение к окружающим. Выяснилось, что можно прекрасно обходиться без конфликтов, если, конечно, речь идет о ситуации непринципиальной (ведь чаще всего серьезные ссоры случаются из-за пустяков).

— Можете ли Вы привести модель саногенного поведения?

— Она знакома всем с детства. Это Иванушка-дурачок. Он со всеми приветлив, весел, не держит обид, равнодушен к суетному успеху и финансовым неудачам, не дорожит деньгами и престижными должностями. Он абсолютно удовлетворен жизнью в отличие от своих братьев. Интересно, что теми же качествами обладают герои народных сказок других народов: Ходжа Насреддин, Швейк, Ламме Гудзак. Они, как и Иванушка-дурачок, с точки зрения окружающих часто выглядят глупо. Но жизнь приносит успех именно им.

Стив Шенкман
Журнал "Путь к себе", № 3, 1992

АДРЕС для контактов:
117321, Москва, а/я 67. Центр по обучению саногенному мышлению

paralife.narod.ru