Меню
сайта

Жизнь после травмы спинного мозга
Реабилитация и социализация инвалидов

 

Эмоциональная дезадаптация и личностные особенности родителей подростков и молодых людей с инвалидизирующим заболеванием

Исследование личностных черт родителей больных детей позволяет выделить такие общие черты, как сензитивность и гиперсоциализация, защитный характер поведения. Эмоциональная чувствительность проявляется в ранимости, обидчивости, склонности принимать окружающие события близко к сердцу. Гиперсоциализация выражается в повышенном чувстве долга, ответственности, в трудностях компромиссов.

Защиты не позволяют быть открытым, непринужденным в общении, что часто обусловлено наличием травматического опыта межличностных отношений. Также такие родители склонны считать себя менее удачливыми, чем родители здоровых детей, неспособными преодолеть трудные жизненные ситуации. Отношение к себе характеризуется чувством вины (что виноваты в болезни, не смогли уберечь или предупредить случившееся), сомнениями в своих возможностях ухаживать за больным ребенком, беспомощностью, представлениями о собственной несостоятельности. Родители часто видят себя через призму ребенка, мотивируя свои поступки заботой о благополучии ребенка (Галасюк, 2011).

Исследование личностных конструктов родителей больных детей и детей - инвали дов (Дэвис, 2011) показало, что процесс адаптации к заболеванию зависит от успешности перестройки представлений родителей о ребенке, его болезни, семье и окружающем мире. Так, например, сообщение диагноза сопровождается сильной тревогой в силу недостаточной осведомленности родителей о болезни, ее лечении, возможных прогнозах. Соответственно, получение необходимой информации снижает риск психологической дезадаптации и облегчает принятие болезни. Дисфункциональные паттерны детско-родительских отношений (гиперопека, отрицание болезни) появляются из-за смешения представлений о ребенке и болезни. В первом случае родители стараются «сохранить» видение своего ребенка и потому избегают признания болезни, во-втором - крайне ограничивают самостоятельность ребенка, преувеличивая возможные опасности заболевания.

Ведущим защитным механизмом у родителей является проекция, что выражается в приписывании ответственности за свои переживания внешнему миру. Также используются такие механизмы, как: реактивное образование, т.е. преобразование негативного аффекта в позитивный; отрицание как отказ адекватно воспринимать информацию; рационализация, которая проявляется в убеждении себя в рациональности и правильности своих действий (Хитева, 2007).

По данным исследований, у родителей пострадавшего наблюдаются симптомы посттравматического стресса в течение первой недели с момента травмы (Pielmaier et al., 2011). Динамическое исследование психического состояния родителей детей с физическими травмами (Kassam-Adams et al., 2009) показало, что симптомы посттравматического стрессового расстройства наблюдаются у 8% родителей через полгода с момента травмы ребенка.

Как уже неоднократно отмечалось, травма спинного мозга имеет разрушительные последствия не только для пострадавшего, но и для семьи в целом (Weller, 1977). Родители переживают состояния депрессии, вины и беспомощности на протяжении длительного времени с момента травматизации. Исследования семей показывает невысокий уровень адаптации независимо от давности травмы пострадавшего (DeSanto-Madeya , 2009). По данным Loran (Loran, 2009) наиболее сильный дистресс семья переживает в первый год после травмы.

Таким образом, инвалидизирующее заболевание ребенка оказывает значительное влияние на психоэмоциональное состояние родителей. Это выражается в формировании особых поведенческих стратегий, эмоциональных и социальных трудностях. Эти факторы вторично влияют на состояние ребенка. Данные о психоэмоциональном состоянии родителей пациентов со спинальной травмой свидетельствую о высоком уровне дистресса и эмоциональной дезадаптации.

Назад | Оглавление | Вперед

Дата публикации (обновления): 15 июля 2017 г. 14:16

.

.

Главная | Меню
© Жизнь после травмы спинного мозга