Травма спинного мозга

Жизнь после травмы спинного мозга
Реабилитация инвалидов-колясочников

Интегративная медицина: стратегия лечения

Случай из жизни. Памела

Как истинный специалист в области интегративной медицины, я стараюсь никогда не рекомендовать новые стратегии лечения и не назначать пациентам новые лекарства и процедуры до тех пор, пока не изучу их досконально или не опробую на себе. Итак, познакомившись и начав работать с материалами, посвященными гену Аро Е, я очень скоро задумалась о том, что мне самой необходимо пройти тестирование. К этому решению меня подталкивали два соображения: во-первых, таким образом я могла лучше понять, как отнесутся к этому анализу мои пациенты: во-вторых, недавно я получила из лаборатории результаты анализов членов моей семьи и обнаружила, что у моей матери не самый лучший вариант АроЕ-генотипа, — конечно, после этого мне захотелось проверить, не унаследовала ли я его.

С одной стороны, мне было интересно узнать собственный АроЕ- генотип, но в то же время где-то в душе засел червь сомнения: а готова ли я к тому, чтобы узнать, что у меня «плохие гены», особенно если окажется, что это комбинация 4/4? Я примерно представляла, к чему приведет такое открытие, — реакция никак не может быть позитивной, и, чтобы прийти в себя, наверняка потребуются какие-то дополнительные меры. Одним словом, я вовсе не была уверена в том, что это знание мне по плечу. Однако, убеждала я себя, незнание и бездействие в том случае, когда необходимо что-то предпринять, например пересмотреть диету, гораздо хуже.

С этой мыслью я явилась к своему врачу (а «по совместительству» другу и коллеге) и объяснила ему, почему хочу сделать этот генетический тест. Он согласился с моими доводами и выписал направление на кровь. С ним я отправилась к своей дорогой подруге Бетти, работавшей ассистентом врача и лаборанткой, чтобы она взяла у меня образцы крови. Я положила руку на стол, чтобы Бетти смогла ввести иглу в вену на локтевом сгибе, но как только ее кончик начал приближаться, отдернула руку.

— Подожди, — сказала я. — Бетти, неужели я на самом деле хочу этого?

Она поняла, что меня смущает, и ответила:

— Может, тебе стоит еще раз обсудить это с доктором?

— Не думаю...

Однако руку обратно на стол я не положила. Бетти села на стул и посмотрела мне в глаза.

— Подумай, почему ты здесь, почему тебе надо это сделать. Ты же говорила мне, что хочешь пройти этот тест, чтобы иметь представление о том, через что предстоит пройти твоим пациентам, так ведь?

Я не могла с нею не согласиться.

— Ты права. Я должна почувствовать, что это такое. Начинай.

Я наконец расслабила руку, и Бетти смогла набрать пробирку крови. Спустя несколько недель я входила в здание, где расположен офис моего врача. Он спустился в холл, чтобы встретить меня там.

— Привет, Пэм. Уже знаешь свои результаты? У тебя Аро Е 4. — Его голос раздавался на весь холл, а сам он, сказав это, спокойно продолжил путь к своему офису.

Я же остановилась как вкопанная. Казалось, что вся моя кровь вдруг куда-то испарилась из тела. Потрясенная до глубины души, не в состоянии вымолвить ни слова, я стояла на одном месте как истукан. Я не могла поверить в этот результат и не могла поверить в то, что мой доктор мог сообщить мне о нем вот так — прилюдно и совершенно равнодушно. В конце концов я дотащилась до его кабинета и опустилась в кресло.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил он.

— Просто с ума сойти. Не скажешь ли, у меня только одна «четверка» или две?

Я думала о том, что Аро Е 4/4 — это худшее из зол, и «4/3» звучит хотя бы немного лучше.

— У тебя 4/3. И что это означает?

Неудивительно, что он поступил так легкомысленно, сообщая мне результат. Практически ничего не зная о гене Аро Е, он просто не представлял, какое значение я всему этому придаю.

О чем говорят результаты генетического тестирования

Итак, мне пришлось объяснять, о чем говорят результаты генетического тестирования, собственному врачу. Если ген-«тройка» хорошо умеет обращаться с жирами и холестерином, втолковывала я ему, то ген-«четверка» не такой хороший работник, и если ему не помогать, то есть если питаться неправильно, ты рано или поздно столкнешься с серьезными проблемами со здоровьем.

Заметив, что я все еще расстроена, он совершенно искренне постарался меня утешить.

— Пэм, подумай вот о чем. Ты здоровый человек. У тебя на удивление низкий уровень холестерина, субфракции абсолютно в норме, томография сердца показала, что все чисто. Плюс к этому ты регулярно занимаешься физкультурой, и твоя диета прекрасно тебе подходит. Ты создала благоприятную среду для своего генотипа, даже не зная, какой он. Теперь, когда у нас есть результаты этого анализа, мы можем быть уверены в том, что ты живешь именно той жизнью, которая тебе нужна. Значит, перед тобой стоит какая-то другая, более грандиозная задача, о которой ты еще даже не думала.

Он был прав. Я была здорова и теперь знала наверняка, каким курсом надо идти. А ведь и правда, я на редкость удачливый человек, потому что моя специфическая комбинация генов Аро Е позволяет мне придерживаться диеты с ограниченным содержанием жиров и достаточно высоким содержанием углеводов. Я решила хорошенько запомнить слова своего врача и с легким сердцем продолжать жить той жизнью, какая была у меня до сих пор.

Это был хороший и важный урок. Моя реакция, когда я получила результаты собственного анализа АроЕ-генотипа, была худшей из всех возможных. Однако, я уверена в этом, произошло именно то, что должно было произойти: теперь я знаю, как не надо сообщать пациентам о неутешительных результатах генетического тестирования. Это заставило меня стать еще более внимательной и осмотрительной во время общения со всеми моими пациентами и более аккуратно выбирать слова, когда я объясняю им, в чем заключается смысл анализа как такового и полученных благодаря ему результатов. Да, мой личный опыт оказался просто превосходным.

Назад | Оглавление | Вперед

В раздел Здоровье

Дата публикации: 24 мая 2017


© Жизнь после травмы спинного мозга